Добро пожаловать в Азию!
since 1990
Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.

Пик Хан-Тенгри

Хребет Тенгри-Таг, в восточной части которого нахо­дится Хан-Тенгри, начинается на западе от места слияния северной и южной ветвей ледника Инылчек вершиной 5211 м, круто поднимающейся скалистым утесом, называемым Броненосцем, который разъединяет потоки ледника Инылчек.

Уже через первые 8 км высота хребта возрастает до 5860 м (пик Советской Киргизии) и достигает своего наибольшего поднятия в пике Хан-Тенгри (6995 м), от которого таким же мощным, почти не утратившим своей высоты, гребнем простирается на восток, имея абсолютные отметки 6216, 6639, 6769 и 6497. Общая длина хребта Тенгри-Таг с его восточным продолжением за хребтом Меридиональным до р. Муазартдарья равна 63 км.

Знаменитый Хан-Тенгри не входит в 170 вершин — «семитысячников» земного шара. У Хан-Тенгри не хва­тает всего пяти метров до перехода в число вершин так называемого «высшего ранга» — «семи»- и «восьмитысячники». Но от этого Хан-Тенгри не стал менее попу­лярным, он знаменит среди географов и альпинистов всего мира.

Этому способствовало следующее: необыкновенно красивая форма вершины — остроконечная пирамида, верхняя часть которой сложена из розового и серого мрамора, и ее известность с глубокой древности. Очень мало вершин на всех континентах земного шара, кото­рые бы в древности имели названия, дошедшие до на­ших дней. К числу таких известных вершин можно отнести, скажем, гору Олимп, Фудзияму, Везувий, Дема­венд, Эльбрус и подобные им. Хан-Тенгри можно отнести к их числу (по известности), хотя она и затеряна в далеком и глухом горном узле.

Жители соседних долин называют Хан-Тенгри «Кан-тоо («Гора крови»). На закате правильная мраморная пирамида вершины загорается в лучах заходящего солнца раскаленным углем. По горе бегут тени от обла­ков, нисходящими лучами солнца имитируя струящуюся кровь. Этот световой эффект и породил название «Го­ра крови». Киргизы, как и вообще жители гор, весьма метко дают названия географическим объектам, вкладывая в них характеристику природных особенностей.

Однако ни географических координатов, ни просто­го описания местонахождения вершины первооткрыватели не оставили. Прошло более 1200 лет, пока известный русский путешественник П. П. Семенов, получивший впоследствии к своей простой русской фамилии гордую приставку «Тян-Шанский», в 1857 г. не увидел с гребня хребта Терскей-Алатау цепь снежных исполинов и среди них известную с глубокой древности вершину.

«Хан-Тенгри»,— восклицает Семенов, увидев прямо перед собой вершину блистательной пирамидальной формы. Он приближается к ней, встречая на пути лед­ник, позже названный ледником Семенова, дающий начало р. Сарыджас, одной из истоков знаменитой центральноазиатской р. Тарим. Но Семенов не отыскал пу­ти к подножию Хан-Тенгри. Ледник, который встретил путешественник, не спускался со склонов знаменитой вершины. Его верховья замыкал гребень хребта Сары­джас с вершиной высотою 5860 м. Но и это не был Хан-Тенгри. Как и открытый ледник, вершина позже полу­чила имя Семенова.

«Весь этот гребень с промежутками между горными вершинами, — писал П. П. Семенов, — был покрыт нигде не прерывающейся пеленой вечного снега. Как раз посередине этих исполинов вздымалась одна, резко между ними отделяющаяся по своей колоссальной вы­соте, белоснежная остроконечная пирамида, которая с высоты перевала превосходила высоту остальных вер­шин вдвое… Небо было со всех сторон совершенно безоблачно, и только на Хан-Тенгри заметна была небольшая тучка, легким венцом окружавшая, ослепи­тельную своей белизной, горную пирамиду немного ниже ее вершины» (Семенов, 1946).

Еще не один достойный исследователь после Семе-нова-Тян-Шанского направлял свои караваны к Тенгри-Тагу, сплетению гигантских хребтов в восточной части Центрального Тянь-Шаня. Из вереницы знаменитых имен — И. В. Игнатьева, В. В. Сапожникова, венгра Альмаси, итальянца Чезаре Боргезе и немца Рудольфа Шлагинтвейн, сложившего голову на плахе кашгарского правителя Ходжи Валихана, — лишь Альмаси удалось установить, что путь к Хан-Тенгри следует искать из долины Иныльчек, что и сделал австриец Готфрид Мерцбахер, профессор Венского университета, знамени­тый альпинист-географ. В 1903 г., на второй год своего путешествия по Тянь-Шаню, он проник на огромный ледник Иныльчек и с вросшего в землю камня на зеленой поляне, метров на 200 поднимающейся над гигантским ледником, измерил высоту Хан-Тенгри. По его данным, она оказалась равной 7200 м.

Мерцбахер прошел по леднику Инылчек на 15 ки­лометров еще выше Зеленой поляны, пока из-за выступа хребта перед ним не открылась больше ничем не пере­крываемая мраморная пирамида знаменитой горы. Он видел ее всю — от подошвы до самой вершины.

К самому подножию Хан-Тенгри впервые подошел советский исследователь Михаил Тимофеевич Погребецкий, в одной из экспедиции которого посчастливи­лось участвовать и мне.

М. Т. Погребецкий, начиная с 1929 г., возглавил несколько удачных экспедиций для изучения и альпинистского освоения Центрального Тянь-Шаня, органи­зованных Всеукраинской научной ассоциацией востоко­ведов, Наркомпросом республики, Высшим Советом фи­зической культуры и республиканским советом спортив­ного общества «Динамо». Одна из экспедиций, а именно экспедиция 1931 г., поставила перед собой задачу поко­рения вершины Хан-Тенгри.

«Вероятность восхождения на Хан-Тенгри не более пяти процентов. Я и сегодня имею мужество утверждать, что эта вершина недоступна. Предпринятая рус­скими экспедиция не достигнет вершины», — писал Костнер, участник экспедиции Мерцбахера, перед выхо­дом М. Т. Погребецкого в Центральный Тянь-Шань в 1931 г.

«…Из-за изнеможения мы не испытывали никаких особо радостных эмоций, какие обычно бывают при достижении менее доступных вершин. Было радостное сознание большой победы и того, что трехлетнее изуче­ние маршрутов и тщательная подготовка не пропали безрезультатно, и мы первыми ступили на крутую вер­шину Хан-Тенгри, — так писал впоследствии в своей книге «Три года борьбы за Хан-Тенгри» руководитель многих тяньшанских экспедиций Михаил Тимофеевич Погребецкий, который вместе с Борисом Тюриным и австрийским коммунистом Францем Зауберером, эми­грировавшим в Советский Союз, И сентября 1931 г. достиг высшей точки вершины.

Хребет сложен в основном известняками и мрамо­рами. Уже на подходе к поляне Мерцбахера (последняя зеленая поляна на пути к вершинам Тенгри-Тага, на северном склоне хребта Инылчек, в двадцати километ­рах от языка ледника) среди морен на поверхности ледника появляется длинный вал огромных обломков светло-желтого мраморизованного известняка. Местами куски породы под действием сил выветривания распа­даются и на месте остаются кучи блестящих кристаллов. В пойме р. Инылчек (гораздо ниже ледника) часто попадаются обкатанная галька и целые валуны с бле­стящей, словно искусственно отполированной поверх­ностью.

Вал мраморизованного известняка берет начало на южных склонах Хан-Тенгри и тянется по леднику Инылчек на протяжении нескольких десятков кило­метров.

Еще первый восходитель на Хан-Тенгри М- Т. Погре­бецкий отмечал, что в геологическом строении вершины большое участие принимают мрамор и мраморизованные известняки. Не случайно знаменитую вершину еще называют «Мраморной пирамидой».

По свидетельству В. А. Эльчибекова, дважды побы­вавшего на склонах горы, выход мрамора начинается в пределах 6-ти тыс. м и по мере продвижения вверх переходит в сплошной монолит, заканчивающийся на высоте 6700 м.

Альпинисты считали сложнейшим для восхождения «Мраморное ребро» — юго-западный контрфорс Хан-Тенгри, придающий легендарной вершине законченную пирамидальную форму.

Заслуженный мастер спорта СССР Б. Т. Романов, в 1964 г. впервые совершивший восхождение по этому маршруту, именно на «Мраморном ребре» ждал больших технических трудностей.

На противоположном северном склоне Хан-Тенгри просматриваются выходы двух слоев мрамора, особен­но хорошо видимых в те редкие дни, когда снег бывает, сдут ураганным ветром.

«Мраморный пояс» Хан-Тенгри продолжается и вос­точнее, в гребне Меридионального хребта, где находит­ся вершина «шеститысячник», еще с начала XX века получившая название «Мраморная стена» (6146 м). Ее западный склон, обращенный к Хан-Тенгри, также сло­жен из толщ светло-желтых мраморизованных извест­няков. Слой мрамора толщиной несколько сотен метров находится и на противоположной стороне горной до­лины в северном склоне хребта Кокшалтау, в пике Победы. Таким образом, весь восточный угол Тенгри-Тага, или восточная часть Центрального Тянь-Шаня, площадью более двух тысяч км2, сложен толщами мра­мора и мраморизованных известняков.

Пройденные маршруты на пик Хан-Тенгри. Из 26 групп восходителей с 1931 по 1974 г. включительно по новым маршрутам прошли 9 групп. Эти маршруты четко разделяются на пройденные с ледника Южный Инылчек и с ледника Северный Иныльчек (Резниченко), что обусловлено широтным расположением хребта Тенгри-Таг, в котором находится вершина.

Хребет Тенгри-Таг над потоками ледяных рек подни­мается очень круто; между горизонталью «4000» на северном и южном склонах хребта он имеет заложение всего 10 километров. Маршрут первовосхождения на Хан-Тенгри, состоявшегося 11 сентября 1931 г., шел из лагеря, расположенного на высоте 4680 м. Отсюда маршрут выходил на небольшой ледник, стекающий с западных склонов пика Чапаева (6371 м), которому Украинская научно-исследовательская экспедиция дала название «пик Косиора». Этот ледник выводит на сед­ловину хребта Тенгри-Таг между названными выше вер­шинами. Выход на гребень здесь лавиноопасен.

В середине дня 11 сентября 1931 г. трое альпинистов достигли вершины.

Спускаться было легче, и первовосходители продела­ли весь обратный путь до бивуака на плече вершины с одним ночлегом.

В настоящее время восхождение по классическому пути занимает меньше времени. Сказывается больший опыт высотных восхождений и хорошая физическая тренировка-Федерация альпинизма Казахской ССР награждает восходителей на  пик Хан-Тенгри специальным значком.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
JUST
CONTACT US!
Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.
×
Scroll Up